новости • обзоры • события • факты
319 просмотров

Вещь в себе: почему Конституция Украины превращается в бутафорию

Вещь в себе: почему Украины превращается в бутафорию

И как Украина перестала быть социальным государством

28 июня исполняется 20 лет со дня принятие украинской Конституции, которая за все эти годы так и не стала основополагающим документом, задающим правовой тон отечественной государственности. Более того, с каждым годом все больше статей Конституции де-факто теряют свою даже формальную актуальность, что не мешает власти практические ежегодно переписывать Основной закон. При этом последние два года в этом отношении откровенно стоят особняком.
В последнее время наблюдается любопытная тенденция: чем чаще и радикальнее в Украине меняют Основной закон, тем пафоснее на государственном уровне отмечают День Конституции. В 2016 году этот тренд подтверждается не столько круглой датой праздника, сколько важностью для власти попыток закрепить в массовом сознании принятые в этом году конституционные изменения.

В это трудно поверить, но за 20 лет украинская Конституция менялась уже шесть раз и, что самое показательное, трижды эти изменения касались формы правления. В 1996 году Украина была президентско-парламентской республикой, с 2006-го по 2010-й – парламентско-президентской, с 2010-го по 2014-й – снова президентско-парламентской республикой. После Майдана ситуация вновь изменилась на 180 градусов.

Нетрудно догадаться, что в таких условиях говорить о какой-либо конституционной стабильности не приходится. Причины чехарды форм правления при этом всегда были политическими. Грубо говоря, появление парламентско-президентской республики всегда обуславливалось опасениями части элиты полностью лишиться власти и желанием сохранить свои позиции в сильном парламенте. И всегда это происходило после Майданов – в 2004-м и в 2014-м. И, как правило, всегда после этого президенты тяготели к узурпации власти. Кто-то – откатом к прошлому режиму, как Виктор Янукович, а кто-то – через глубокие изменения Основного закона, как сейчас это делает Петр Порошенко.
Но это исключительно политическое выражение Конституции, не имеющее отношения к широким слоям населения. Гораздо интереснее, что по факту от основополагающих статей принятого в 1996 году документа в украинской действительности уже не осталось практически ничего.

Демонтаж «социалки»

На момент написания Основного закона Украины в 1996 году его на полном серьезе можно было именовать одной из наиболее демократических и социально ориентированных Конституций в Европе (хоть и большая часть «тела» документа была списана с французского аналога). Это отмечалось как отечественными, так и зарубежными юристами. За два десятилетия, последовавших за этим, по обоим критериям Украина совершила мощный демарш. Две ключевые статьи, которые вызывают массу вопросов – ст. 53, гарантирующая право на бесплатное образование, и ст. 49, декларирующая бесплатную медицину.
Спекулируя на формальном и постсоветском характере этих положений, власть ударными темпами движется в сторону их отмены. Решение вопроса бесплатного образования осуществляется через новеллы нового министра образования Лилии Гриневич и ползущую коммерциализацию образовательного процесса, начатую добрый десяток лет назад. Миф же о бесплатной медицине окончательно будет похоронен переходом на страховую систему, который хоть и откладывается из года в год, тем не менее упрямо проталкивается каждым новым министром здравоохранения.

Для власти национальной идеей является вовсе не социальное государство, задекларированное в Конституции, а бездефицитный бюджет

Тезис о социальном государстве, записанный в первой же статье Конституции, выглядит откровенно лицемерным на фоне роста тарифов на ЖКХ и тотального сокращения социальных обязательств государства. Целенаправленность процесса подтверждает и тот факт, что практически ежемесячно Кабмин уменьшает социальные льготы. Накануне Дня Конституции, к примеру, вышло постановление, которым сокращается перечень профессий, имеющий право на досрочный выход на пенсию. В правительстве уже посчитали, что полная отмена нормы раннего выхода на пенсию может позволить сэкономить бюджету Пенсионного фонда 50-60 млрд гривен.

Из этого делаем вывод, что для власти национальной идеей является вовсе не социальное государство, задекларированное в Конституции, а бездефицитный бюджет.
Поднимая тему социалки, вовсе не хочется спекулировать на «левой» направленности украинской Конституции. Просто речь идет о тех ее положениях, которые, согласно опросам общественного мнения, наиболее важны для большинства украинцев. И если Основной закон претендует на статус базиса украинской государственности, то эти проблемы глупо игнорировать.

Деньги и ответственность на местах

Теперь поговорим о Конституции с позиций либерализма. 31 августа 2015 года Верховная рада Украины проголосовала в первом чтении в части децентрализации. Этим решением власть фактически начала двигать важнейшую для президента Порошенко реформаторскую «фишку» – пересмотр административно-территориальной и бюджетной модели управления страной.
В организационном смысле все просто – вводится трехуровневая система территориального деления «регион-район-община (громада)», при этом названия регионов собираются изъять из ст. 133 Конституции, что дало повод отдельным экспертам прогнозировать объединение некоторых областей в более крупные регионы. Местным общинам и советам отдается максимум полномочий – как раз пресловутая либеральная удочка для ловли рыбы. Все вроде бы перспективно и по-европейски – новым реалиям нужны новые конституционные гарантии.
Однако в ходе подготовки к реализации президентской инициативы стали всплывать неприятные сюрпризы. Вдруг стало выясняться, что субвенции получат не все общины, что социальная инфраструктура сохранится только в крупных админпунктах, что сократится число сельских больниц и школ. Грубо говоря, начнет действовать принцип «выживает сильнейший». При этом после объединения центр фактически устраняется от решения проблем территорий – «проблемы индейцев шерифа не волнуют» – что, правда, не будет мешать государству собирать с местных активов налоги.
По факту, под видом объединения общин мы получаем оптимизацию вымирающего украинского села и серьезную разгрузку для центрального бюджета. Институт же префектуры полностью компенсирует власти влияние на территории, во многих моментах даже его усилив.
Закону предстоит еще пройти второе чтение, но все указывает на то, что президенту удастся сломить откровенно слабое сопротивление в парламенте.

Закон – это я

В отличие от децентрализации, изменения Конституции в части правосудия уже стало свершившимся фактом. 2 июня Рада отдала 335 голосов за принятия конституционных изменений, которыми создается новая судебная система Украины. Отбросив в сторону узкие юридические нюансы, обратим внимание лишь на три ключевых момента этой конституционной новеллы.
Первый – адвокаты получают безоговорочную монополию на представительство интересов граждан в судах. Ранее такие функции могли выполнять и официальные представители. О ценах на адвокатские услуги, как и о специфике получения в Украине адвокатской лицензии, думаю, лучше детально не писать. Таким образом власть ограничивает украинцев в одном из главных конституционных прав – права на правовую помощь. Да, формальный статус государственного адвоката сохраняется, но можно себе представить, как это будет выглядеть на практике.
Второй – новый орган, Высший совет правосудия, формируется по такому принципу, что всегда будет представлять интересы действующей власти.
И, наконец, третий – президент на ближайшие два года получает исключительное право на создание и ликвидацию судов в Украине. Это прописано в переходных положениях. О каком принципе разделения властей можно говорить?

Казалось бы, причем здесь ОСМД?

Тема создание ОСМД, которые, согласно принятому закону «Об особенностях осуществления права собственности в многоквартирном доме», должны с 1 июля стать единственно возможной формой управления в ЖКХ, сегодня в Украине более чем актуальная. Власть ведет активную информационную кампанию, согласно которой ОСМД станет основой для формирования в Украине культуры распоряжения собственностью и фундаментом для восстановления жилищного фонда. Вне всякого сомнения, эта реформа – одна из топовых для действующей власти.
Однако даже она нарушает добрый десяток статей украинской Конституции, особенно – касающихся имущественных прав граждан. В частности, законом государство лишается обязанности проводить капитальный ремонт при передаче имущественных прав жильцам, сами же жильцы дискредитируются в правах в зависимости от занимаемых квадратных метров, зато уравниваются в правах владельцы как жилых, так и нежилых помещений. Конституция здесь просто втаптывается в землю по части защиты прав собственности, гарантии равенства всех форм собственности и выполнения государством своих социальных обязательств.
Учитывая то, что с 1 июля последствия реформы ощутит на себе практически все городское население Украины – пример более чем иллюстративный с точки зрения оценки выполнения украинской Конституции.

Ловкость трактовок

Настоящей изюминкой украинской конституционной системы является работа единственного уполномоченного трактовать Основной закон органа – Конституционного суда Украины. Он уже давно стал частью устного народного творчества граждан после решений о третьем сроке президентства для Леонида Кучмы и отмены политической реформы «под Виктора Януковича» в 2010 году.
Но члены Конституционного суда не сбавляют обороты. Свежий «перл» юридического анализа этого органа разрывает все вообразимые шаблоны. Согласно решению КС от 18 марта текущего года, пресловутую формулировку «следующая очередная сессия Верховной рады» следует понимать очень специфическим образом – не как следующую по счету сессию, а как любую следующую сессию. Эта странная трактовка была продиктована вполне конкретной политической целесообразностью – поджимали сроки голосования по децентрализации во втором чтении. Больше не поджимают. Интересно, теперь таким образом можно интерпретировать любое упоминание конструкции «следующий…»? Ведь это прилагательное используется в массе юридических документов.

Согласно решению КС от 18 марта текущего года, пресловутую формулировку «следующая очередная сессия Верховной рады» следует понимать очень специфическим образом – не как следующую по счету сессию, а как любую следующую сессию

Многие эксперты напряглись, когда стало известно, что собирается рассматривать закон о люстрации. Решение уже сейчас обещает быть неожиданным и нестандартным.
Совокупность всех этих обстоятельств на сегодняшний день никак не позволяет именовать украинскую Конституцию реально работающим Основным законом, стоящим на страже прав и свобод граждан. Скорее, пока она – просто инструмент политической борьбы, не более. Возможно, именно поэтому за 20 лет для большинства украинцев 28 июня так и не стало настоящим праздником. Просто в календаре добавился еще один выходной день.

КОНСТИТУЦИЯ, ИЗМЕНЕНИЯ В КОНСТИТУЦИЮ, КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД,

источник->

Зарегистрированных пользователей: 4889

Сейчас на сайте: 3

Просмотров за сегодня: 151

ID поста = 12914



свежие комментарии:
крымский бандеровец