новости • обзоры • события • факты
253 просмотров

Looksery

Кладбище украинского -бизнеса. Или куда улетают сервера?

После того как на днях стало известно о продаже стартапа с украинскими корнями Looksery американскому мессенджеру Snapchat за фантастическую сумму в 150 млн долларов кто-то из читателей профильного интернет-ресурса ain.ua удачно пошутил, что надо, мол, теперь сделать доброе дело и показать эту новость СБУ: «Они мало того что деньги заберут, так еще и детскую порнографию в приложении найдут».
Ведь еще свежо предание об обысках проведенных службой безопасности в днепропетровских ИТ-компаниях. Хотя Looksery уже не стоит опасаться. Его небольшая одесская команда после сделки переедет в Калифорнию. Но что делать остальным компаниям-разработчикам, на украинских компьютерах и серверах которых создаются все новые и новые продукты?
Ведь опыт 2015 года показал, что даже при принятых изменениях в закон, которые теперь уже не позволяют МВД изымать сервера, а только делать их копии, силовики по-прежнему при обысках взламывают двери, блокируют работу техники, режут линии связи.
Ведь так и инвесторов распугать можно. Они предпочтут попросту вывести всех лучших специалистов в свои иностранные офисы.

Первая встреча

Данный вопрос накануне вынесли на обсуждение в комитете Верховной Рады по вопросам связи и информатизации.
Так, глава комитета депутат Александр Данченко в среду, 16 сентября, пригласил на заседание всех причастных. Как представителей ИТ-компаний, так и силовиков.
Августовские визиты представителей СБУ в одну из крупнейших аутсорсинг-компаний в Украине Luxoft, и МВД — в компанию Maxymiser (недавно ее выкупил Oracle) стали последней каплей. Данченко в начале заседания заявил, что за последнее время объектами следственных мероприятий стали пять компаний — в Харькове и Днепропетровске.
Несмотря на то, что депутаты пригласили всех силовиков, пришли только представители СБУ. Глава комитета объявил, что не пришли ни люди из МВД, ни из Фискальной службы. А Генпрокуратура и вовсе написала на приглашение ответ, который разгневал народных избранников.
Данченко зачитал несколько строк из этого письма. Оказалось, что чиновники признают, что получали временный доступ к информационным ресурсам. Но оборудование, мол, не изымалось. Поэтому Генпрокуратура подчеркнула, что участие ее представителей в таком совместном обсуждении вообще не целесообразно.
«Такое отношение — это неуважение к парламенту и закону!», — заявил Данченко.
В начале дискуссии депутаты действительно высказывали довольно бойкие мысли: Предложить вернуть всю технику, которую они изъяли! Уволить тех, кто давал приказы. Компенсировать ИТ-компаниям убытки. А через 3 месяца проверить, все ли выполнено. Если бы такое действительно произошло, то в сознании бизнеса, вероятно, действительно бы многое перевернулось. Но это больше напоминало игру на публику.
Все внимание присутствующих было приковано не к депутатам, а к тем немногим силовикам, которые все таки дошли.
Присутствующие представители СБУ заявили, что занимаются расследованиями только по случаям терроризма, а коммерческими преступлениями занимается МВД. И да, в ходе таких мероприятий действительно могут изымать и ноутбуки и мобильные телефоны, которые могут теоретически быть орудием террористов.
На это депутат Руслан Лукьянчук тут же порекомендовал забирать в таких случаях, и клавиатуры, на которых могут быть отпечатки пальцев террористов, и мониторы, на которую они выводили информацию, и зарядные устройства. Чтобы все его правильно поняли, он добавил, что это сарказм.

Предпочитают по-тихому

Чтобы перейти от слов к делу, депутаты потребовали от представителей ИТ-отрасли конкретные документы, подтверждающие выемку оборудования при обысках, что является прямым нарушением действующего закона. Тут же пошли неувязки.
Несмотря на то, что директор компании SBT Systems Дмитрий Овчаренко и глава отраслевой ассоциации «ИТ Украины» Виктор Валеев однозначно заявили, что сервера у компании Luxoft при обыске в Днепропетровске изымались, а двери выламывались ломом, представитель одного из подразделений СБУ Максим Литвинов верно подметил, что руководство самой пострадавшей компании распространило сообщение о том, что после проверки все осталось на месте.
Более того, у «ЭП» в распоряжении есть письменный ответ днепропетровского СБУ, в котором тоже говорится, что оборудование не изымалось.

Ответ СБУ

Как так могло получиться? Участники заседания пришли к выводу: на лицо явное достижение компромиссных договоренностей между руководством компании и силовиками. Хорошо ли это или плохо?
С одной стороны, явно хорошо, так как конфликт исчерпан. Акционеры спокойны и украинский офис не закрыт. Как в случае с Maxymiser, так и с Luxoft. С другой стороны – все из рук вон плохо. Ведь коррупционная составляющая в таких «междусобойчиках» может появиться в любой момент.
Но если днепропетровские компании пытались замять вопрос, то харьковские не стеснялись.
На заседании был человек, представляющий интересы тамошней игровой компании Plarium. Это израильская компания с крупнейшим в Украине офисом разработок — около 800 человек. Рыночная стоимость этой игровой компании — около 1 млрд долларов. Оборот — порядка 100 млн долларов.
«Cотрудников закрыли в офисе. И не пускали даже в туалет. Была проверка прокуратуры и фискальной службы. Одни пришли по подозрению в терроризме, а вторые — по уклонению от уплаты налогов», — пересказывает она июньскую историю.
Глава Интернет ассоциации Украины Александр Федиенко тут же привел в пример другой более показательный случай, произошедший в Харькове. В апреле представители СБУ изъяли сервера у крупного доменного регистратора Nick.ua. Это привело к сбоям в работе многих интернет-сайтов в Украине. По словам Федиенко, несмотря на наличие решения суда о возврате серверов, компания так ничего и не получила. Поэтому решила вывести свою деятельность за территорию Украины.
Почему же компаниям, пострадавшим в ходе обысков, так сложно получить сервера обратно, даже при наличии решения судов на руках?

Дайте сервер подержать!

Ответ на этот вопрос неожиданно предоставил первый заместитель главы Госагентства по вопросам электронного правительства Тарас Олейник.
«Часто сервера завозятся в организации, которые производят экспертизу и просто лежат там. Средний срок — 2-3 года», — рассказывает он.
На проведение судебной экспертизы попросту нет техсредств. «Был случай, когда изъяли большое количество серверов у датацентра. Но служба, проводящая экспертизу, даже не смогла включить их — не было достаточного количества источников электропитания», — говорит чиновник.
Проблему с проведением экспертизы и произведения копирования содержимого серверов на месте подтвердил и представитель СБУ Максим Литвинов. По его информации, на экспертизу уходит минимум полгода. Он выступил с конкретным предложением: попросить Минюст ввести такое понятие, как частные эксперты.»Если не отдать это бизнесу, то мы и дальше будем ждать по полгода. Проблему с деньгами для копий содержимого мы вряд ли решим», — отметил он.
Член Национальной комиссии по вопросам регулирования связи и информатизации Виктор Лагошин добавил, что при регуляторе работала соответствующая рабочая группа.
«Мы пришли к такому предложению: должна быть третья сторона, которая по запросу суда может обратиться к компании и скачать необходимую информацию с серверов. Потому что с флешкой приходить к серверу нельзя», — говорит он.
Пыл депутатов к концу заседания подсел. Уже никто не обвинял силовиков и срочно не требовал принятия решений. Было решено собирать предложения и факты по озвученным проблемам, и не принимать эмоциональных решений. А пока выход не найден, ИТ-компаниям порекомендовали почаще прибегать к такой практике как инициирование депутатских запросов к силовикам.

Надо бежать, пока не поздно?

Тем временем над украинским ИТ-рынком, особенно самым высокомаржинальным — над продуктовыми компаниями — начинают сгущаться тучи. О том, что настроение сбежать из страны посещает практически любого менеджера успешной компании, свидетельствует пост в Facebook Дмитрия Валева, основателя и CEO одного из самых популярных в мире фотобанков DepositPhotos с капитализацией до 100 млн долларов.

ИТ

«Нашей компании, да и не только нашей, сегодня предложили в Канаду переехать или полностью или частично. Вот так взять триста человек и двинуться в путь. Я прямо вижу эти клетчатые чемоданы и люди в очках и разноцветных майках. Самолет. Все веселые и пьяные. А потом уют и тепло… Но мы не поедем. Мы Канаду сюда привезем лучше», — пишет он.
По словам Валева, демотивированных ИТ-шников в Украине более, чем предостаточно. «И валят: Будапешт, Кипр, Варшава. Канада. Только и слышно, что бегут все и паникуют. Ирландия еще. Сингапур», — продолжает он.
Сообщения о переезде украинцев в другие страны действительно сыпятся. Совсем недавно с попрощалась компания «908», например.

ИТ

«Украина провалила технологическую революцию», — пишет колумнист Bloomberg Леонид Бершидский. Он рассуждает о том, как американские компании, такие как Snapchat и Google, купивший несколько лет назад украинский стартап по распознаванию лиц Viewdle за 40 млн долларов, скупают украинские мозги и закрывают местные компании. Украинская экономика в итоге ничего не получает.

ИТ

Депутат Данченко тоже вспомнил революцию, правда, революцию достоинства. Он все больше задумывается о том, что слаженная «работа» силовиков, судов и чиновников продолжается, и за полтора года ничего не поменялось.

источник->

Зарегистрированных пользователей: 4886

Сейчас на сайте: 23

Просмотров за сегодня: 4,791

ID поста = 1914



свежие комментарии:
крымский бандеровец